Братство народов до последней капли крови

«Кляты москали» устроили в выставочном зале Федеральных архивов экспозицию «Идеология и практика украинского национализма», где документально рассказано о противостоянии вооруженных сепаратистов и советской власти.



Тема эта десятки лет оставалась вне поля зрения официальной исторической науки. Государству было совершенно не с руки признавать, что великая общность под названием «советский народ» в реальности отнюдь не представляла собой монолита, как это преподносилось идеологической доктриной. Более того, некоторая часть пресловутой общности с оружием в руках выступала против режима – и подлинные масштабы этой борьбы могли бы повергнуть в смятение даже наиболее морально устойчивых граждан Страны Советов. Поэтому большинство документов, связанных с националистическим подпольем, обреталось в спецхранах, а населению доставались лишь обмолвки в газетах и эпизоды в кинофильмах, где бандеровцы, «лесные братья» и прочие инсургенты однозначно объявлялись «пособниками фашистов». Иначе говоря, явление сводилось к частным случаям предательства своего народа, а лозунги борьбы за независимость переквалифицировались в сугубо холуйские по отношению к немецким оккупантам.

Вполне вероятно, что эти страницы истории и дальше оставались бы непрочитанными, когда бы не развал Советского Союза.

Новопровозглашенные государства немедленно занялись пересмотром прежних летописей и созданием собственных трактовок. Бандиты стали превращаться в национальных героев, былой «старший брат» оказался ненавистным поработителем – ну и так далее, тема у всех на слуху. Соответственно, засекреченные прежде советские архивы могут теперь рассматриваться в качестве орудия контрпропаганды. Не так давно наш президент выступил с предложением не давать спуску фальсификаторам истории – в особенности истории Второй мировой войны. Надо полагать, нынешняя выставка и является реакцией на призыв. Не зря в числе устроителей фигурирует Архив президента Российской Федерации.

Но если уж ввязываться в полемику, надо держаться максимально близко к фактам и порой отказываться от устаревших клише. Например, в экспозиции неплохо отображено то обстоятельство, что между украинскими националистами и германским командованием не существовало столь страстной и взаимной любви, как это у нас до сих пор преподносилось. Действительно, альянс возник накануне вторжения немецко-фашистских войск в СССР, и про батальоны «Роланд» и «Нахтигаль», сформированные из этнических украинцев, сведения абсолютно достоверны. Только стоит помнить о принципиальных отличиях целей: Организация украинских националистов (ОУН), а позднее и Украинская повстанческая армия (УПА) боролись за самостийное государство, а Германия рассматривала данную территорию совершенно в ином качестве. Так что плечом к плечу они повоевали совсем недолго – уже осенью 1941 года оккупационные власти отказались от сотрудничества с бандеровцами и даже провели кое-какие репрессии в руководстве ОУН. Впрочем, ненависть к большевикам была столь сильна, что оуновцы продолжали сохранять подобие лояльности Германии, признавая гитлеровский «новый порядок» меньшим из двух зол. На практике же вооруженные формирования украинских националистов периодически вступали в схватку с войсками вермахта вплоть до 1944 года, то есть до освобождения этой территории частями Красной армии.

Об этих фактах не стоит забывать хотя бы потому, что нынешние украинские власти на них и акцентируют внимание не в последнюю очередь, пытаясь переписывать историю. Мол, наши герои бросили вызов сразу двум тоталитарным режимам и воевали на два фронта ради свободы и незалежности батькивщины. Но, во-первых, альянс с гитлеровцами, пусть даже недолгий, был отнюдь не формальным. В ходе совместных с немцами карательных операций оуновцы замазались в крови с ног до головы – этому достаточно документальных свидетельств. Во-вторых, даже действуя по собственному разумению, они с энтузиазмом истребляли мирное население – прежде всего польское и еврейское. По данным польских историков, в результате этнических чисток на западе Украины в годы войны было уничтожено около 40 тысяч их соплеменников – и на одних только немецких оккупантов эти зверства не списать. Не зря в сборнике маршевых песен, изданном оуновцами в самом начале войны, присутствуют такие строчки: «Смерть, смерть ляхам, смерть, смерть московско-жидовской коммуне». Из песни слов не выкинешь.

Наконец, нельзя отбросить элементарное логическое соображение: даже воюя якобы на два фронта, украинские националисты объективно затрудняли и отодвигали победу над фашистской Германией. Ставили палки в колеса не только Советскому Союзу, но и всей антигитлеровской коалиции. И в этом смысле деятельность ОУН – УПА все-таки можно и нужно рассматривать именно как пособничество фашистам.

Нынешняя экспозиция, как и положено архивным выставкам, состоит в основном из текстовых документов.

Тут и воззвания украинских националистов к своим приверженцам (большей частью переведенные на русский язык стараниями советских спецслужб), и доклады об оперативно-войсковых операциях, проводимых с целью искоренения подполья, и протоколы допросов пойманных боевиков. Выцветшие от времени машинописные листы – не самое эффектное зрелище, зато в них много реальной фактуры. Например, о масштабах вооруженной борьбы уже после победы над Германией можно судить хотя бы из справки о переселении семей убитых националистов на шахты Кузбасса и Воркуты – счет идет на тысячи. И также тысячами исчислялись жертвы бандеровского террора, проводимого в послевоенные годы. Так называемые «Журналы учета бандитских проявлений» пестрят едва ли не ежедневными записями об убийствах и поджогах в разных регионах западной Украины. «Война после войны» длилась там аж до 1956 года. Тогда органами госбезопасности фиксировались случаи мести обидчикам со стороны бывших ссыльных, которые по амнистии возвращались в родные края.


Можно по-всякому относиться к проявлениям информационной войны между Москвой и Киевом, но когда речь идет не о сегодняшней политике, а о событиях достаточно уже удаленной истории, побеждать должна все-таки объективность. Во всяком случае, упрекать наших архивистов в передергивании фактов не приходится, поскольку на обозрение выложены подлинные документы обеих противоборствовавших сторон. И если даже допустить, что украинские националисты и впрямь руководствовались интересами своей родины (традиции этой борьбы насчитывают три с половиной века, так что не все объясняется противостоянием большевизму), все равно остается вопрос о методах. Головорезов нередко возводят на пьедестал из соображений политической необходимости. Может, все-таки подумать о том, насколько это полезно для здоровья общества? Пусть даже самостийного и незалежного.


Газета.Ru
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе