19.X -- 25.X

Науки юношей питают. - Богатая семантика. - Упромысливание Онищенка. - "Санитары! Санитары". - "Ты в моих руках, Евразия!". - Меркель и Хрущев.

Фото: РИА Новости

Всегдашнее миролюбие кроткия Елисавет, не удостоенной Нобелевской премии мира единственно потому, что в ее царствования эта высочайшая награда еще не была учреждена, в сочетании с милостивым покровительством наукам побудило М. В. Ломоносова в "Оде на день восшествия на всероссийский престол Ее Величества Государыни Императрицы Елисаветы Петровны 1747 года" воспеть эти два превосходных качества венценосной особы: "Молчите, пламенные звуки, // И колебать престаньте свет; // Здесь в мире расширять науки //Изволила Елисавет". Спустя два с половиною века к нам вернулись благоденственные времена кроткия Елисавет, и сегодня с не меньшим основанием можно указать, что "Здесь в мире расширять науки // Соизволяет президент". С одическим продолжением "Вы, наглы вихри, не дерзайте // Реветь, но кротко разглашайте // Прекрасны наши времена".

В соответствии с принципом "Науки юношей питают" главой ФАНО, призванного теперь расширять науки вместо упраздненной РАН, был назначен юноша -- по академическим меркам уж точно -- М. М. Котюков, который невзирая на свой молодой возраст -- 36 лет всего -- служил от юности своей на многих финансовых поприщах и везде был крайне успешен. Во всяком случе не менее, чем проделавший сходную карьеру А. Э. Сердюков. Когда свежеизбранный в действительные члены АН СССР А. Д. Сахаров веселился на встрече нового, 1954 года в Кремле, правдинский одописец писал в новогоднем номере газеты: "Это кто с таким стараньем // Каблуками стук-стук-стук? // Это молодой избранник // Академии Наук". После кремлевской встречи 2014 года придворные одописцы могут могут методом copy-paste воспроизвести этот образ шестидесятилетней давности.

Тем более, что в случае с М. М. Котюковым преимущества молодости даже еще более явные, нежели в случае с творцом водородной бомбы. Как отмечал А. И. Солженицын, описывая величие эффективного менеджера, "Как же ты взлетел! как изменилось твое положение в жизни! как движенья твои изменились, и взгляд, и поворот головы! Заседает ученый совет института -- ты входишь, и все замечают, все вздрагивают даже; ты не лезешь на председательское место, там пусть ректор распинается, ты сядешь сбоку, но все понимают, что главный тут -- ты, спецчасть. Ты можешь пять минут посидеть и уйти, в этом твое преимущество перед профессорами, тебя могут звать более важные дела, -- но потом над их решением ты поведешь бровями (или даже лучше губами) и скажешь ректору: "Нельзя. Есть соображения..." И все! И не будет!".

Отчасти смущает только название возглавленного М. М. Котюковым ведомства, призванного заменить устаревшую и неэффективную Академию Наук. Аббревиатура ФАНО вызывает неконтролируемую ассоциацию с фановой трубой, что, с одной стороны, довольно точно выражает будущие цели работы учреждения, равно, как и адрес, куда будут расширять науки, с другой стороны, неизвестно, всегда ли хороша такая искренняя прямота. Возможно, впрочем, в правительстве недостаточно знакомы с сантехнической терминологией, да и вообще, более изъясняясь на принятой в Белом Доме смеси английского с нижегородским, молодые реформаторы вдохновлялись созвучием с английским словом "fun" и мыслили себе цели новоучрежденного агентства именно в этом ключе.

Покуда упромысливание РАН вступало в окончательную фазу, искусная -- чтобы не сказать: несравненная -- охотница в вице-премьерском звании О. Ю. Голодец приступила к новой охоте, на этот раз избрав объектом полевания главу Роспотребнадзора Г. Г. Онищенко. Тот тоже сразу не дался и назвал О. Ю. Голодец "странным персонажем". Характеристика отчасти уместная, но вряд ли в устах Г. Г. Онищенко, который тоже не без странностей, причем изрядных. Впрочем, нарочито ли странна О. Ю. Голодец, или таких странных в правительстве полон двор, и неосновательно особо выделять данного вице-премьера, но в любом случае добычливость ей не изменила, и список трофеев пополнился Г. Г. Онищенко и его ведомством. Уже пошли слухи, что возглавлявшееся им ведомство раскассируют -- оно, впрочем, и естественно. Если схарчили АН, которой было без малого триста лет, и не поперхнулись нимало, то уж схарчить Роспотребнадзор -- это так, легкий десерт. И даже диэтический.

Однако, Г. Г. Онищенко не впал в уныние, ибо Д. А. Медведев тут же назначил его своим помощником, так что глава правительства теперь будет иметь личного санитара. Если с премьером случится какая-нибудь незадача -- примерно, как с кадетом Биглером, которому снилось, что он кричит: "Санитары! Санитары!" и падает с коня, -- тут же придет на помощь Г. Г. Онищенко и вынесет Д. А. Медведева в безопасное место.

Тем временем с А. Г. Лукашенко произошло очередное чудесное знамение. На заседании Высшего Евразийского экономического совета он по ошибке сел в кресло, предназначавшееся В. В. Путину, но попытался сгладить faux pas апелляцией к памяти Б. Н. Ельцина, отреагировавшего на неправильную, с его точки зрения, рассадку вельмож строгим "Не так сели". Белорусский президент, вероятно, хотел умилостивить В. В. Путина, обратив дело в шутку, но при этом упустил возможность придать знамению более глубокий смысл -- так как это сделал Г. Ю. Цезарь.

Сходя с корабля на африканский берег он неловко ступил и пребольно грохнулся, но не растерялся, а вместо того обнял руками землю и воскликнул: "Ты в моих руках, Африка!". Если бы А. Г. Лукашенко был бы более смел и догадлив, то сев в кресло В. В. Путина он мог бы охватить стол заседаний Высшего Евразийского экономического совета сколь хватало рук, после чего воскликнул бы: "Ты в моих руках, Евразия!". После столь чудесного знамения ни у кого не хватило бы духа вывести А. Г. Лукашенко из помещения и даже пересадить его в другое кресло.

Столь же упустила возможность подражать великому государственному деятелю прошлого и фрау канцлерин А. Меркель. Когда вскрылось, что ее телефонные беседы прослушивали американские спецслужбы, реакция Берлина ограничилась тем, что посла США вызвали в германский МИД и назвали такое поведение неприемлемым. Примерно сходным образом реагировал и Париж, где президента республики тоже слушало АНБ. А равно еще более мелкие державцы общим числом в тридцать пять.

Не так поступил Н. С. Хрущев -- даром, что к тому времени он уже был не персек, а всего лишь пенсионер союзного значения, проживавший на даче в Петрове-Дальнем. Узнав, что КГБ предвосхитил АНБ в том смысле, что всюду -- не выключая даже отхожего места -- поставил софистичные устройства для прослушки, Н. С. Хрущев явился в ЦК и обратился к членам Политбюро ЦК КПСС А. П. Кириленко, А. Я Пельше и кандидату в члены Политбюро ЦК КПСС П. Н. Демичеву с гневной речью: "В нарушение Конституции утыкали всю дачу подслушивающими устройствами. Сортир и тот не забыли. Тратите народные деньги на то, чтобы пердеж подслушивать".

Услышь Б. Обама таковые речи из уст А. Меркель, крыть ему было бы нечем.

Максим Соколов

Эксперт

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе