Инкогнито из Белкина

Президент не ставит перед нами невыполнимых задач, мы сами их делаем таковыми.
(Из выступления неизвестного губернатора)

Новый 2018 год в ярославских аппаратных верхах начался с того, что свой пост покинул первый заместитель председателя правительства Ярославской области Виктор Костин. По собственному желанию, как того требует нынешний номенклатурный этикет. Примечательно, что Виктор Геннадьевич не забыл на прощание публично выразить бывшему работодателю душевную благодарность за полученное удовольствие от работы под руководством Дмитрия Юрьевича. Правда, ответного изъявления чувств почему─то не последовало.

Местные пикейные жилеты не замедлили с чувством некоего мазохистского удовлетворения отметить, что до последнего времени Виктор Костин считался единственным коренным ярославцем в правительстве региона, подвергшемся радикальному «перетрахиванию» с приходом иноплеменного губернатора Дмитрия Миронова. И не просто «коренным», но и глубоко «укорененным» в кругах местной партхозноменклатуры, поскольку Виктор Геннадьевич побывал в должности зама по социалке при всех «постсоветских» губернаторах Ярославской области: от А. И. Лисицына до С. Н. Ястребова транзитом через С. А. Вахрукова. При этом прекрасно с ними со всеми уживаясь, несмотря ни на какие номенклатурные сквозняки в коридорах ярославского Белого дома. Что говорит, с одной стороны, о его профессионализме, а с другой, об умении лавировать и ориентироваться в хитроумных переплетениях клановых и прочих интересов губернского террариума единомышленников.

Однако, и уходить из обжитого кабинета ему не впервой. В свое время, в ноябре 2014 года, Виктор Геннадьевич практически столь же неожиданно и тоже по внезапно для всех прочих возникшему собственному желанию уже покидал пост заместителя губернатора Ярославской области. И, опять же, «в связи с переходом на другую работу». Правда, губернатором тогда был С. Н. Ястребов. И сменил в тот раз Виктор Геннадьевич кресло заместителя губернатора на пост первого заместителя председателя правления одного из крупнейших фармацевтических холдингов России «ФармЭко». 

Тогда подобная «рокировочка» не могла не вызвать многозначительные ухмылки среди определенной части местных злопыхателей, поскольку сфера деятельности Виктора Геннадьевича в новообретенной коммерческой структуре как─то уж слишком совпадала с некоторыми важными областями его компетенции на посту заместителя губернатора. Некоторые особо чувствительные натуры даже узрели в этом нечто вроде формы благодарности со стороны бизнесменов за предыдущее плодотворное сотрудничество подведомственных Виктору Геннадьевичу государственных структур с частными предпринимателями. Впрочем, «Honi soit qui mal y pense» — «Позор тому, кто дурно об этом подумает», как значится на знаке кавалера ордена Подвязки, высшего рыцарского ордена Великобритании. 
victor kostin.jpg
Но вернемся под наши осины. Уход из правительства «почти последнего» из губернских могикан можно с полным основанием считать знаменательным в том отношении, что тем самым завершился процесс помянутого выше «перетрахивания» регионального руководства, запущенный Дмитрием Мироновым буквально на следующий день после своего рукоположения во временно исполняющего обязанности губернатора. Таким образом, можно считать завершенным первый этап деятельности в проблемном регионе чрезвычайного и полномочного представителя центра. И столь поголовное изгнание из рая представителей туземной верхушки вряд ли можно расценивать иначе, как признание того, что федеральному руководству надоели вся эта борьба нанайских мальчиков в губернской песочнице. И основной задачей «человека со стороны», да еще облеченного личным доверием верховного правителя, судя по всему, было именно «натянуть вожжи» у расшалившейся ярославской птицы─тройки, дабы напомнить об обязательной гужевой повинности в отношении федерального центра.

Не случайно и само назначение нового губернатора было проведено совершенно на манер знаменитой сцены из повести «Капитанская дочка» А. С. Пушкина:

─ Потом обратился он (Емельян Пугачев) к народу и сказал, указывая на Швабрина: «Вот вам, детушки, новый командир: слушайтесь его во всем, а он отвечает мне за вас и за крепость».

В то же время, есть все основания полагать, что и для самого Дмитрия Миронова скорострельное командирование в Ярославль стало не таким уж приятным сюрпризом. Практически с равным основанием это назначение для одного из наиболее перспективных на то время чинов МВД можно посчитать и повышением с прицелом на дальнейший рост уже в самых высших сферах, и ссылкой подальше от этих сфер, устранением слишком набравшего темп конкурента. Разгадку этого номенклатурного гамбита можно попытаться найти в некоторых особенностях его служебной биографии. 
mironov_birthday.jpg

Дмитрий Юрьевич с 1990 по 2013 год служил в КГБ и органах государственной охраны. В 2014 году он довольно неожиданно возглавил Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции МВД (ГУЭБиПК), руководители которого, знакомые ярославцам по делу Евгения Урлашова генералы Денис Сугробов и Борис Колесников, в результате конфликта с управлением собственной безопасности ФСБ были обвинены в том, что провоцировали фигурантов уголовных дел на получение взяток. Назначение Миронова, работавшего в то время в ФСО, на пост главы ГУЭБиПК стало, по мнению знатоков столичного закулисья, своего рода компромиссным вариантом: он должен был погасить конфликт и прекратить нарастающее противостояние между МВД и ФСБ. Все-таки и для тех свой, и для этих не чужой.

Вероятно, с поставленной задачей ему удалось более или менее удачно справиться, поскольку в июле 2016 года Дмитрий Юрьевич вошел в отборную путинскую когорту «двадцатипятитысячников», мобилизованных и призванных президентом из числа сознательных пролетариев─силовиков для проведения генеральной линии партии в отстающих субъектах федерации. 

С одной стороны, это следует рассматривать как свидетельство банкротства губернской партхозноменклатуры, слишком заигравшейся в аппаратную чехарду вокруг бюджетного корыта. С другой, можно предположить, что в преддверии очередного всенародного подтверждения своих президентских полномочий Владимир Путин, по нашенской традиции, озаботился «укреплением власти на местах», черпая из единственного источника, которому еще доверяет, то есть из силовых структур. И это само по себе тоже можно считать показательным: после стольких лет правления в условиях единодушной поддержки обнаруживается вдруг отсутствие полноценного резерва управленческих кадров. При этом главами регионов становятся выходцы из разных силовых структур, чтобы соблюсти баланс сил: ведь и между различными силовыми группами есть серьезная конкуренция.

Впрочем, почин по мобилизации силовиков в органы региональной власти особого развития не получил, и массовые перестановки в полпредствах и на губернаторских постах в один день июля 2016 года так и остались эпизодом. Скорее всего, решено подождать конкретных результатов, по итогам которых и будут сделаны выводы о целесообразности распространения передового опыта на прочие регионы.
mironov v magazine01.jpg
А из этого, между прочим, следует, что итоги должны быть не просто впечатляющие, но ─ бесспорные! Не вялый подъем отдельных показателей в пределах статистической погрешности, но резкий перелом общей социально─экономической ситуации в области. И сам Дмитрий Юрьевич это, конечно, понимает. Отсюда, думается, его саркастический ответ на вопросы местных журналистов о возможных министерских перспективах в рамках системы МВД. Просто потому, что ставки во всей этой президентской многоходовке совсем другого порядка. Да, ему дан карт-бланш, ему до поры до времени не будет отказа в деньгах на разнообразные, но обязательно масштабные, проекты «преображения» Ярославской области в целом и Ярославля в частности, но и спрос будет по самому что ни есть гамбургскому счету: звание доверенного назначенца президента слишком ко многому обязывает. Вот уж воистину, либо грудь в крестах, либо… вплоть до оргвыводов.

В этом отношении показателен пример Евгения Зиничева, еще одного участника осуществленной Владимиром Путиным в июле 2016 года масштабной операции «Ротация», в рамках которой Евгений Николаевич с должности начальника Управления ФСБ по Калининградской области был переведен во временно исполняющего обязанности губернатора самого западного региона России. 

На этом ответственном посту запомнился Евгений Зиничев двумя рекордами почти курьезного свойства. Во─первых, его первая пресс─конференция в роли губернатора продлилась, как подсчитали дотошные журналюги, ровно 49 секунд. За это время он успел только произнести дежурную фразу о том, что основной своей целью он видит «привлечение инвестиций в Калининградскую область и стабилизацию социально-экономической ситуации». Во─вторых, в губернаторах Евгений Николаевич пробыл всего 70 дней, после чего по скоропостижно возникшим семейным обстоятельствам сложил с себя полномочия и отбыл в Москву, где буквально на следующий день был назначен  заместителем директора ФСБ России с присвоением воинского звания генерал─лейтенанта.

Эдакая кадровая «загогулина» породила было волну конспирологического свойства версий, домыслов и просто сплетен, впрочем быстро сошедших на нет. Вплоть до весьма экзотических, вроде той, что Евгений Зиничев просто был мобилизован на должность местоблюстителя, дабы его преемнику на этом посту Антону Алиханову исполнилось 30 лет, как того требует закон. Так ли это, сказать трудно, но любопытно, что Николай Цуканов был таким же коренным уроженцем возглавляемого им региона, как и Сергей Ястребов или тот же Виктор Костин. И здесь уже можно глубокомысленно отметить: «Тенденция, однако».

Судя по тому, что Евгений Зиничев, несмотря на внешний конфуз со своим незадавшимся губернаторством, пошел на повышение, а смещенный Николай Цуканов так и не сумел закрепиться на посту полпреда в Северо─Западном федеральном округе и с 25 декабря 2017 года получил невнятную должность помощника Президента Российской Федерации по вопросам местного самоуправления, для Владимира Путина важно было продемонстрировать свое высочайшее во всех смыслах неудовольствие местными элитами в проблемных регионах. Тем самым зафиксировав окончательный разрыв с «капитулянтской» линией Бориса Ельцина и его неудобозабываемым: «Берите столько, сколько проглотите!». Нынешняя генеральная линия в отношении субъектов федерации прочерчена в направлении прямо противоположном: «Дадим столько, сколько сочтем нужным!».

Соответственно, если раньше умение «срабатываться» с туземной номенклатурой считалось одним из необходимых деловых качеств для президентских назначенцев, то теперь, напротив, концепция переменилась. Сегодня от чрезвычайного уполномоченного из центра требуется неуклонно проводить линию партии, непримиримо бороться с проявлениями местничества, беспощадно искоренять кумовство и протекционизм на всех уровнях регионального аппарата управления. Это тем более актуально именно для Ярославской области, где главы администраций практически всех крупных городов либо сидят, либо сидели, либо состояли под следствием, либо состоят на данный момент. Поэтому не вызывает удивления, что из всех путинских «двадцатипятитысячников» Ярославлю достался едва ли не главный в стране штатный борец с коррупцией.
mironov02.jpg
Естественно, что с самого начала Дмитрий Юрьевич должен был продемонстрировать непримиримый настрой и решимость каленым железом выжигать язвы коррупции и прочих негативных явлений, насквозь пронизавших региональные органы управления государственного организма всех уровней. Этим и объясняется в сущности поголовное изгнание зажравшихся «коренников» из числа многолетних сидельцев ярославского БД. Понятно, что в ответ поднялся вселенский вой в защиту отлученных от корыта. Тех самых, кого вчера еще дружно крыли последними словами и на чьи головы призывали ту же Москву обрушить весь административный набор казней египетских.

Всколыхнулась Русь, столь умело организованного недовольства аборигенов бесчинствами пришлых захватчиков не знавала родная ярославщина даже в период нашествия саратовской саранчи на губернскую прокуратуру. 

Еще один, что называется, нюанс. С самого начала доморощенные знатоки политического исподнего почему-то прониклись уверенностью, что Дмитрий Юрьевич на калининградский манер долго у нас не задержится и отозван будет обратно в Москву чуть не завтра. Тот самый случай, который принято именовать оговоркой по Фрейду. То есть, люди непроизвольно высказывают свое заветное, выдавая тем самым потаенные мечтания. Вроде сеансов коллективной психотерапии, когда собеседники убеждают друг друга день простоять да ночь продержаться, а там и пронесет нелегкая, уйдут «злы татарове» столичные в степь свою поганую, в пределы МКАДа обратно уползут вороги. 

Так все полтора прошедших года и витает в спертом губернском воздухе утешительная легенда о заветной бумажке за подписью Самого, где так и значится, мол, «в связи с переходом на другую работу». Правда, сегодня упования эти подкрепляются соображениями, что уж после─то перевыборов верховного правителя буквально на следующий день. И не хотят замечать, что слишком много Владимир Путин вложил личного участия в раскручивание своего посланца, чтобы удовлетвориться полууспехами и не слишком пока внятными достижениями того на губернской ниве. Нет, урожай должен быть небывалый, какого никогда еще не приносили скудные суглинки многострадального Нечерноземья нашего. Поэтому срок свой у нас Дмитрий Юрьевич, скорее всего, отсидит от звонка до звонка. А уже, как поминалось, по итогам и будет принято решение как о судьбе эксперимента с «двадцатипятитысячниками» в целом, так и лично Дмитрия Миронова.

Впрочем, жизнь, как всегда, может внести коррективы и заставить ускорить ход событий, чему наглядным примером может служить приключившийся намедни «Дагестанский погром». Глядя на то, как еще один чрезвычайный и полномочный посланец Владимир Абдуалиевич Васильев, едва успев оглядеться на новом для себя месте, железной рукой препроводил в СИЗО чуть не половину правительства из «местных», понимаешь, что ярославским чиновникам, попросту изгнанным из насиженных кабинетов, еще грех обижаться на «оккупантов»: у нас─то все─таки отправляли в отставку, а не в места не столь отдаленные. 

Скорее всего, Дмитрий Миронов, вполне сознательно и дальше предпочтет играть роль «человека со стороны», более или менее акцентировано эксплуатируя образ несколько загадочного «инкогнито из Петербурга», «Deus ex machina», как сей драматургический прием именовался в древнегреческом театре. Так во времена какого─нибудь Еврипида назывался кран, который позволял поднимать актёра над сценой (позволял ему «летать»). То есть, это выражение обозначало ни больше ни меньше как бога, появляющегося в развязке спектакля при помощи специальных механизмов (например, «спускающегося с небес») и решающего проблемы героев. Конечная инстанция регионального масштаба, выносящая окончательный вердикт.

Но  для исполнения этой роли непременным условием является сохранение дистанции. Чтобы спускаться с недосягаемых высот, надо, чтобы эти высоты находились вне пределов прямой видимости. Бог по определению не может быть доступен для повседневного употребления. Он сидит на персональном облаке, так что при обращении к нему любой «землянин» поневоле должен возводить очи горе, отчего лицо словно само собой принимает выражение искательности и непроизвольного подобострастия. 

Каждое его явление народу должно нести в себе некий сакральный смысл. И это проявляется даже в мелочах чисто житейского вроде бы свойства. Если губернатор живет в обычном многоквартирном доме, пусть даже в самом что  ни есть элитном расположении, то вольно или невольно общается с соседями, а это снижает высоту его образа. Если жены местной верхушки начинают обсуждать туалеты госпожи губернаторши, а дети заводят знакомства в среде туземной «золотой» молодежи, то ореол таинственной потусторонности размывается в потоке неизбежных сплетен и пересудов. 

Вот почему, даже по истечении полутора лет пребывания в должности ярославского губернатора Дмитрий Миронов так и не обзавелся в Ярославле квартирой, предпочитая уютный коттедж на базе отдыха в Белкине, да и семью предпочитает по─прежнему лишь навещать в Москве по выходным. И дело здесь уж, конечно, никак не в том, что «времени не хватает» подходящую жилплощадь подобрать по причине небывалой занятости, но именно, думается, в сознательно избранной линии поведения. 

Он не обременен бытом, практически ничего не известно о его пристрастиях, увлечениях, житейских привычках. Разве что хоккей, который сегодня в известных «кругах» пришел на смену бывшему теннису и вчера еще ходившему в фаворитах дзюдо. Даже на первой за полтора года большой пресс─конференции для местных журналистов не было слюнявых «очеловечивающих» вопросов о любимой собачке или от том, не вышивает ли губернатор гладью в свободное от государственных забот время. То ли не осмелились, то ли в голову не пришло никому. И это тоже характерно. Хотя, кажется, удивился даже сам Дмитрий Юрьевич, да так, что пришлось ему «человечинку» изобретать самому буквально на ровном месте в виде улыбчивого диалога с журналисткой на тему 8 Марта. 

При этом друг как─то обнаружилось, что суровый борец с коррупцией и пошутить не прочь, причем к месту и в меру. Впрочем, сей эпизод пока так и остается единичным проблеском, и только будущее покажет, случай это или наметившиеся изменения в официальном «имидже» застегнутого на все пуговицы грозного государева наместника.

Если уж поминать губернскую прессу, то в качестве еще одного курьеза можно отметить любопытный штрих. С некоторых пор в Ярославской области наблюдается эдакое ползучее возрождение традиции официозной советской печати времен неудобозабываемых, когда даже тела при нагревании расширялись не просто так, подчиняясь законам физики, а непременно в соответствии с мудрыми указаниями дорогого Никиты Сергеевича либо Леонида Ильича. Вот и в Ярославле сегодня все происходит не абы как да само по себе, но исключительно «по инициативе Дмитрия Миронова». Очевидно, что это относится только к сугубо положительным явлениям текущей действительности, тогда как отдельные недостатки происходят по вине чиновников нижестоящих уровней, в том числе и даже прежде всего властей самого Ярославля.

Вообще, небезынтересно, что в рамках подобных раскладов более чем вероятным становится «конфликт интересов» с руководством губернской столицы и лично мэром Владимиром Слепцовым. Исходя хотя бы из того простого соображения, что Владимира Витальевича вряд ли можно назвать доверенным человеком Дмитрия Юрьевича. Насколько известно, Владимира Витальевича Дмитрий Юрьевич практически получил, что называется, в комплекте с неожиданно обретенной должностью по настоятельной рекомендации весьма влиятельных людей в правительстве Московской области.

Кстати, в целом тема отношений с Москвой заслуживает отдельного внимания. Так уж исторически в державе советской заведено было, что те гиганты социндустрии, которые командировали своих сознательных пролетариев учить крестьян, как тем пахать, доить и осуществлять линию партии, обязывались помогать подшефным материально. В наших конкретных условиях это означает, что на Сергея Собянина возложена ответственная роль смотрящего, который со своей стороны должен обеспечивать благоприятные условия для наивозможного успеха миссии Дмитрия Миронова. 
mironov_sobianin.jpeg
Одно это говорит о том значении, которое придается ярославскому эксперименту в высшем политическом руководстве страны. Потому как трудно предположить, что мэр столицы нашей родины, которому со своими─то делами разобраться бы, по собственному почину повесил на шею себе и московскому бюджету достаточно весомую дополнительную обузу в виде бедного родственника из провинции. К слову, ведь и самого Сергея Семеновича можно считать одной из первых ласточек в рамках все той же программы «ротации» высшего руководства регионов, доставляющих наибольшие хлопоты в смысле лояльности населения по отношению к линии партии и правительства. Впрочем, принципиальным отличием является то, что по вполне понятным причинам никакого массового избиения местной номенклатуры в Москве не было, да и быть не могло. 

Подводя некий промежуточный итог, можно отметить, что Дмитрий Миронов сегодня находится в положении советского выпускника, окончившего школу с золотой медалью. Для поступления в самый престижный вуз страны ему требовалось сдать всего один экзамен. Но сдать его на пятерку. Любая другая оценка будет означать, что поступать придется на общих основаниях, то есть сдавать экзамены вместе со всеми прочими и лихорадочно вести подсчет набранных баллов. Собственно, давно известны и условия получения нужной отметки на предстоящем 18 марта экзамене: 70 процентов голосов «за» при явке минимум 40 процентов. 

Конечно, никакая администрация президента не рассылает по регионам пресловутые «контрольные цифры», вроде названных. Но для всех поголовно политиков губернского розлива именно эти показатели служат теми базовыми ориентирами, по которым они привыкли измерять прочность позиций текущего руководителя региона. В связи с этим у нас любят многозначительно напоминать, что и А. И. Лисицын, и С. А. Вахруков лишились своего поста в результате именно ошеломительных конфузий на очередных выборах. Правда, как раз на выборах президента ничего крамольного в Ярославской области никогда не происходило, но тем более вырастает цена вопроса на предстоящем по сути референдуме о доверии лично Владимиру Путину и проводимой им политике. 

При этом вряд ли приходится сомневаться, что местные номенклатурные зубры. доведенные до крайности бесчинствами «понаехавших тут», возлагают на эти выборы надежды вполне определенного свойства. Конечно, никто не говорит о каких─то открытых проявлениях недовольства, просто, скажем так, они не будут сильно огорчены, конфузом регионального масштаба партии власти. Вернее, лично губернатора Дмитрия Миронова, на чей счет этот вероятный афронт, несомненно, будет отнесен. Поэтому выбор сегодня сделан в пользу тактики злорадного выжидания. Исходя из все более крепнущей уверенности в неминуемой скандально низкой явки озлобленного никак не кончающимся экономическим кризисом электората. 

Собственно, именно явка осталась единственным пунктом преткновения, о который партия власти может споткнуться, поскольку в победных процентах основного кандидата не сомневаются даже самые патологические его противники. Что ж, должна же даже и в условиях самой суверенной в мире демократии на выборах оставаться хоть какое─то подобие интриги…

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»

  • Как это было (1, 2)
    Никогда не думал, что дойдет до такого. Юрий Апухтин -  фигура знаковая , в моем понимании, глубоко порядочный человек, символ Харьковского Сопротивления. Но вот письма. И еще много таких же, в блоге и в личке, разными словами, но об одном.
    Лев Вершинин
    Связь времен
  • Как это было (3, 4)
    Продолжаю. Хочу отметить, что рассказываю то и только то, что знаю точно, стараясь избегать даже обоснованных умозаключений, а потому вопросов типа "О чем говорили с Киссинджером?" даже не касаюсь. Возможно, о чем-то и говорили, но меня там не было, подслушку я не подкладывал, и даже самые...
    Лев Вершинин
    Связь времен
  • Как это было (7, 8)
    Эта часть, надеюсь, предпоследняя. Задумывалась последней, но идут вопросы. В основном, такие, на которые отвечать нечего.  Уже раз сто сказал, что многого знать просто не могу (особенно по мелочам), личные мотивации персонажей знать тоже не могу, а некоторые вопросы просто наивны....
    Лев Вершинин
    Связь времен
  • "Чудо хорватского наива" в Ярославле
    Выставка «Чудо хорватского наива» открыта для жителей и гостей Ярославля в Музее зарубежного искусства.
    Карина Короткова
    Отзвуки