Держать планку

Шесть вопросов издателю

Издательство Александра Рутмана существует в Ярославле с конца 1993 года, и благодаря ему на свет появилось немало достойных исторических и краеведческих книг. Сегодня Александр РУТМАН у нас в гостях.

– Александр Михайлович, какие проблемы вы бы отметили в региональном книгоиздании вообще и ярославском в частности?

– Необходимо постоянно вести речь о книжной культуре, о той пятивековой традиции, которая вырабатывалась долго и трудно. Выход за её рамки, создание нового образа книги требует огромного таланта от смельчаков. Этих попыток мы, к сожалению, не видим. Зато проникновение попсы в регионалистику пугающе. Краеведческое знание рождается от любви к своему краю, а не от попыток заработать деньги или чиновные «галочки» на чём-то глянцевом с куполами на обложке, изданном к круглой дате. И золотое тиснение не спасёт, когда читателю предлагается «Энциклопедия» и она же «Антология» – такое сочетание невозможно по определению.

Разумеется, подобная беда характерна не только для Ярославля. От коллег из других городов не раз приходилось слышать примерно следующее: мы почти ежедневно сталкиваемся с «книгами», которые не имеют права называться книгами. И тут не столько диктат рынка виноват, сколько редакторская и издательская безответственность.

– Ещё и авторская, наверное?

– В большинстве издательств по всей России следуют принципу: за точность цитат и достоверность фактов отвечает автор. Конечно, те, кто постоянно пишет на темы культуры, истории, образования, обычно более или менее грамотные люди. Но при этом один из них не замечает собственных корявых фраз, другой, словно на машинке, печатает римские цифры III и V русскими буквами «Ш» и «У», третий, записав цитату по памяти, не даёт себе труда проверить ни её, ни имя автора. 20 лет назад наличие отделов проверки даже в СМИ было правилом, но сейчас стало ненужным, «экономически нецелесообразным».

– У нас есть…

– Это, скорее, исключение, чем правило. А ведь основу изданий составляет именно работа с текстом, незаметная, нелёгкая, но очень важная. Вряд ли можно запретить существование небольших типографий и множительных центров, охотно именующих себя издательствами, но готовых за деньги клиента напечатать что угодно без всякой правки, хорошо, если снабдят пометкой «печатается в авторской редакции». Тамошним так называемым специалистам приходится иной раз объяснять, почему оборот титульного листа издания заполняется не от фонаря, что все цифирки на нём важны библиотекарям… Они не были бы таким злом, если бы уровень основной массы издательств был достаточно высок. Но ведь у нас исчезает настоящая редактура. Раньше над одной книгой трудился целый коллектив – научный, литературный, технический и художественный редакторы. Научные редакторы, специализировавшиеся по теме психологии, не брались за юридические книги, а искусствоведы – за пособия по садоводству. Совсем избежать ляпов никогда никому не удавалось, но не бывало такого, как сейчас, когда в научно-популярной книге под эгидой ВООПиК можно увидеть: «Язычники были предшественниками славян» или монастырское «подворье – гостиница для приезжающих священников, постоялый двор с церковью», а в той самой энциклопедии, о которой говорилось выше, – статью «Радонежский Сергий». Честное слово, если так пойдёт дальше, то придём к тому, что лучшим изданием по истории религии окажется «Атеистический словарь» советских времён. Редакторы тогда хоть и атеисты, а предмет уважали и ляпов не допускали.

– В чём же важность книжных традиций, почему уважение к ним столь необходимо?

– Грань переступать нельзя, иначе уже наши внуки не будут любить книгу. А если мы хотим её как явление сохранить, нельзя опускать планку качества. Помните, откуда пошло выражение «гамбургский счёт»? Виктор Шкловский написал в 1928 году о цирковых силачах: «Все борцы, когда борются, жулят и ложатся на лопатки по приказанию антрепренёра. Раз в году в гамбургском трактире собираются борцы. Они борются при закрытых дверях и завешенных окнах. Долго, некрасиво и тяжело. Здесь устанавливаются истинные классы борцов, – чтобы не исхалтуриться. Гамбургский счёт необходим в литературе». И в книгоиздании, добавлю от себя.

Именно поэтому мы, когда готовили книгу «Волга – река городов» – вроде интересная получилась, – настойчиво звонили по местным музеям и спрашивали, откуда можно было снимать, чтобы получился тот или иной вид. В этой книге собрано множество уникальных фотографий начала ХХ века, работы Дмитриева – со стёкол, которые в Нижнем Новгороде хранятся, снимки из музеев Рыбинска, Ульяновска, Тольятти, Чувашии, а также Прокудина-Горского из Библиотеки Конгресса США.

– А есть ли место чему-то новому среди, безусловно, достойных почитания традиций?

– Да не ретроград я! У нашего издательства был интереснейший опыт по превращению интернет-проекта в настоящую книгу. Надо отметить, первый опыт. Недавно мы выпустили книгу «100 деталей Ярославля» Яна Левина, которая явилась бумажным воплощением проекта, открытого им в качестве пользователя Masquerade на интернет-форуме Yarportal.ru в разделе «История и краеведение Ярославля и области». Автор в течение полутора лет наблюдательно и остроумно «коллекционировал» артефакты городской среды, мимо которых мы ходим каждый день, не замечая. Это и абсолютно невероятные забор частного дома, сделанный из… лыж, и пулемёт максим на фронтоне, но и обыденные: «Телефонная будка. Крышка смотрового люка. Лепная дата постройки на фасаде здания… Почтовый ящик. Светофор. Страховой жетон на доме». Юзеры-читатели тогда отреагировали с большим энтузиазмом, предлагали свои детали, сообщали, где в городе можно найти тот или иной кирпич с клеймом, а на пресловутые страховые доски вообще открылась настоящая охота. Чтобы проект превратить в книгу, пришлось повозиться.

– В чём заключались сложности?

– Принципиальные вопросы возникали постоянно, например, оставляем сленг или нет? Автор желал говорить на своём языке, современном, местами разговорном. А наши редакторы оглядывались на классические образцы. То есть надо было выработать принципы работы с текстом, нарочито свободным от традиционных литературных норм, но не свалиться в профанную зону. В этом мы достигли взаимопонимания. И тут же возникла другая проблема. Проект авторский, но при нашем участии он должен был превратиться в краеведческую книгу, содержащую множество фактов. И вот здесь пришлось подойти к исходному тексту куда серьёзнее. Субъективность субъективностью, но фактические ошибки недопустимы. Пришлось прибегнуть к консультациям пяти (!) специалистов, хотя Ян опасался чуждой ему «научности». Но в итоге, мне кажется, нам удалось показать в этой книге не открыточный, а жизненный Ярославль. И знаете, чем ещё оказалась она ценна? За очень короткий срок несколько «деталей» уже исчезли – город живёт. Они остались где-то в Интернете и в нашей книге. Так вот, хотелось бы, чтобы не произошло подобного с книгой «33 детали книжной культуры». А сделать такую, по-моему, пора.

Литературная газета

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»