Вместо селфи. Попытка автопортрета.

…- Прошу тебя, только не уголь! Ну, карандаш, гуашь, акварель, масляные краски… На худой конец – сотвори какую-нибудь инсталляцию из обрывков непрочитанных книг, недоеденного ужина или из ржавых водосточных труб, на которых уже не сыграешь ноктюрн…

- Кончай трепаться! Сам придумал всё это. Вот и выкручивайся.

- Ладно, живописец! Лепи, пиши, рисуй, ваяй!

- Ёрничай сколько угодно, а жалеть тебя не собираюсь.

- Боже, какой ты забавный, когда становишься не в меру серьёзным!.. Всё, всё, всё! Больше не буду. Ты прав. Да, затеял сам. Да, не представляю толком, во что эта моя затея выльется… Так в этом, дорогой мой, как раз и спрятана интрига! Скучно – я уверен – не будет.

- А коль так, оставим пустые разговоры. Усаживайся поудобнее вот на этом кресле. Желательно не ёрзать и не трендеть. Можешь вина себе налить. Хотя нет. Ведь не удержишься и по пьяни лишнее выболтаешь.

- Что значит "лишнее"? Ничего лишнего быть не может! Вперёд, Рафаэль!
Первый мазок самый важный. К нему готовишься особо. Он может стать началом шедевра. Или окончательно докажет, что никакой ты не художник. Так, мазила.
Никто в детстве тебя не учил любить. Хотя холодным ты не был. Может быть, заторможенным, рассудительным? Нет, прости, пока не могу найти уместные оттенки цвета. Да и можно ли научить любить? Давай так: 

- В детстве ты почти не проявлял чувств. Не умел, боялся. Не замечал, как эти чувства проявляли другие. А ведь стоило только раз позволить себе увидеть нежную улыбку матери или неловкие, но старательно мягкие прикосновения отца и поверить, что это для и ради тебя. Но всегда что-то мешало. И твоя детская душа почему-то запоминала именно эти помехи…

- Прости, один абсолютно незначительный вопрос. Можно? Когда, наконец, ты будешь писать мой громадный нос с горбищем? Идиотскую подпрыгивающую походку? Про жирную кожу с порами на лице тоже забыл? Помню, как одна однокурсница, улыбаясь, прокаркала: "Кончик твоего носа похож на клубничку"…

- Вот так и знал, что трендеть ты не перестанешь!
…Уверен, что ты чаще присматривался, а не смотрел, прислушивался, а не слушал. Полутона…Это страхи. Начало комплексов. О твоих глазах какой-то приятель, имя которого уже и не вспомнить, сказал, что в них прячется многовековая еврейская печаль. Красиво. И, наверное, точно. Вот и попробуем смешать эти самые страхи и неглубоко спрятанную печаль… Значительный мазок… Странно как-то: вроде бы уже должен проявиться образ, а на холсте только бледные мазки, никак не связанные друг с другом... Ты прячешься?

- Перестань улыбаться! Я не твоя однокурсница. Со мной эти штучки не пройдут. Или мы работаем или…

- Что ты от меня хочешь?! В кресло сел. Вино почти не пью. Морду кручу во все стороны, чтобы ничего от тебя не скрыть… Хочешь – разденусь? Сделаешь из меня "ню"….

- Нет, ты по-настоящему разозлись! Чтобы красные пятна на твоей жирной коже появились! Чтобы твой римский профиль пугающе менялся, как раздавленная клубничина! Чтобы вскочил с этого кресла и своей идиотской подпрыгивающей походкой сначала к окну подбежал, а потом к двери!

- Иди ты к чёрту!
…Вот! Не шевелись, пожалуйста! Плюнь на то, что я тебе говорил! Откройся! Дай мне выплеснуть на холст всю нерастраченную нежность и невысказанную любовь! Они обязаны это увидеть! Они вынуждены будут это почувствовать!
Если умеют смотреть, а не присматриваться!

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»