Белый грипп

В семье минчанки Алеси Коршак гриппом заболели трое: она сама, муж и свекровь. Мужа не спасли. Вдова рассказывает: когда муж начал кашлять, никто особо не взволновался. А уже на следующий день вызвали скорую, сделали укол, врачи прописали медикаменты. По ее словам, медики были очень уставшими и лениво предложили положить Сергея в больницу. Пациент отказался. 

На следующий день вызвали терапевта, в очередной раз выписали лекарства. А еще спустя сутки пациент уже лежал в реанимации подключенным к аппарату искусственной вентиляции легких. Не помогло. Причиной смерти врачи назвали не грипп и не пневмонию, а сердечно-легочную недостаточность. Сразу после похорон в больнице оказалась сама Алеся. Причем, в отделении неврологии - в отделении пульмонологии не было мест. 


В том что, добравшись до Украины и России, грипп H1N1 придет в Белоруссию, можно было не сомневаться. Но здесь с эпидемией столкнулась одна из самых непрозрачных государственных систем в мире. Результат – гораздо больше паники и слухов, чем у соседей. 

ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ 

Еще в октябре государственные телеканалы и газеты говорили неохотно: обычно все тексты содержали лишь комментарии врачей, заявляющих, что в Белоруссии эпидемии нет и, скорее всего, не будет. А если и будет, так это нестрашно: лекарств полным-полно во всех аптеках. Тем временем, по стране уже ползли слухи о необычно быстрых смертях от вроде бы обычного гриппа. 

Все резко изменилось воскресным вечером 1 ноября. Главный государственный санитарный врач Белоруссии Валентина Качан на встрече с журналистами хоть и заявила, что эпидемии вируса А(Н1N1) нет, но все же признала, что на тот момент по стране было выявлено 59 случаев заболевания «свиным гриппом». 

«Речь идет о таких случаях, в которых этот вирус сопровождается другой инфекцией, - сказала госпожа Качан. - Летальных случаев от пандемического свиного гриппа в Беларуси не зарегистрировано». Белорусы, однако, давно научились читать и слушать успокаивающие заявления чиновников между строк и уже в понедельник смели с прилавков не только лекарства, но и защитные маски. 

Причем, не только в Минске, но и в регионах. Больше всего паниковали в Бресте, который географически ближе к эпицентру украинской эпидемии – Львову, чем к Минску. По информации государственного производителя медикаментов РУП «Фармация» в первой половине понедельника 1 ноября в Бресте люди раскупили полугодовую норму препаратов. 

В Минске лекарства тоже стремительно сметались. «Гребли все подряд: от «антигриппина» до аскорбиновой кислоты, ничего не осталось», - рассказывала Newsweek продавщица одной из аптек по имени Наталья. В момент беседы в аптеке разыгрывается скандал: мужчина средних лет в костюме и галстуке кричит во весь голос: «Да что это такое?! Захожу уже в третью [аптеку] и нигде нифига нет. У меня сын с температурой, а вы что, довезти лекарств не можете!». Когда стало понятно, что лекарств против простуды нет даже в большой государственной аптеке, очередь, выстроившаяся за покупками, уменьшилась более чем наполовину. Люди пошли «штурмовать» другие точки по продаже медикаментов. Мы пытались приобрести аспирин и аскорбинки еще в семи аптеках в разных частях города, - лишь в одной нашелся аспирин, да и то продавец признался, что это предпоследняя упаковка. 

По последней официальной информации, озвученной все той же госпожой Качан, всего, начиная с мая, в стране было выявлено 179 случаев заболевания вирусом гриппа А/Н1N1. На 14 больше, чем неделей назад. 13 человек умерло. Студент Белгосуниверситета Андрей рассказывает, что когда заболел, очень перепугался. Решил тут же позвонить в больницу и вызвать врача на дом. Сказали, что все терапевты заняты, и надо подождать. «Ждал четыре дня, за который решил, что скоро стану покойником. Так никто и не пришел: у всех перегруз. Говорили, что только к детям врачи успевали ходить», - рассказывает Андрей, который в итоге вылечился сам. 

Власти в начале месяца действовали в привычной для себя манере: на публике все отрицать, а за любую компрометирующую информацию - вплоть до увольнения. Есть и другие косвенные свидетельства того, что ситуация куда более серьезная, нежели об этом говорят чиновников. Например, в Минске в этом году число заболевших ОРВИ выросло по отношению к прошлому году на 37,1%. Число больных пневмонией также вдвое больше, чем год назад, сообщили Newsweek в одной из столичных поликлиник. 

Количество обращений граждан за консультациями и вовсе, говорят медики, выросло почти в десять раз. А белорусские школы почти во всех регионах недавно были закрыты на карантин. Сейчас закрыто больше 230 учебных учреждений - 10% от всех в стране. Официально причиной их закрытия является, конечно же, опасность распространения ОРВИ. В больницах Минска запрещено посещать пациентов стационарных отделений. Пресс-центр мингорисполкома говорит, что запрет действует «в период увеличения заболеваемости гриппом и ОРВИ». Тем временем, сотрудников магазинов, медучреждений и других мест скопления людей обязали носить марлевые повязки. 

Когда к концу ноября страсти по поводу гриппа несколько улеглись, власти стали вещать по-новому: якобы грипп коснется большинства белорусов, однако ничего страшного в нем нет. Шум на ТВ и в прессе прекратился сразу после того, как, будучи на Украине, Лукашенко заявил: «По-свинячьи сегодня пищит весь мир. Беларусь и Украина в данном случае не исключение». Белорусский лидер назвал шумиху «обычной провокацией фармацевтических компаний, которые стремятся заработать на человеческом горе». 

Все отделы здравоохранения в Белоруссии, включая районные и областные, провели экстренные встречи с журналистами из государственных СМИ: населению нужно было поскорее донести, что «ничего страшного еще не происходит и происходить не будет». Журналистов также и припугнули, пообещав «пресекать любые попытки дезинформировать граждан страны». 

Что касается врачей, то им рассказывать об эпидемии запрещают: почти всех, включая участковых терапевтов, обязали подписать подписку о неразглашении информации. Врачи боятся говорить правду. Так утверждает ассистент кафедры инфекционных болезней Белорусской медицинской академии последипломного образования Николай Шавлов, который решил с помощью открытого письма к общественности «сказать то, о чем наболело» - а именно о вранье Минздрава. «Второй месяц в республике полыхает пожар: пандемия гриппа захлестнула государство, в очередной раз показав гнилость системы здравоохранения и нашу полную незащищенность», - говорит в письме Шавлов. 

В разговоре с Newsweek один минский участковый терапевта объяснял страх врачей так: их зарплата составляет всего около $100, остальное они получают в виде надбавок и премий, которых легко можно лишиться «за непримерное поведение». Кроме того, почти во всех учреждениях работает контрактная система найма на работу: по истечении срока действия контракта сотрудника можно уволить без объяснения причин. «А работа в последний месяц стала просто адской: люди ломятся толпами, все кричат, паникуют. Никто ничего не знает, и только начинает чихать, сразу «хоронит себя», считая, что у него - свиной грипп», - рассказывает терапевт. 

Мы побывали в одной из столичных поликлиник. В каждый из кабинетов терапевта - очереди по 10-15 человек. Некоторые пациенты - в марлевых повязках. На глазах разыгралась сцена: мужчина средних лет начал кашлять, и на лавочке, где вместе с ним сидело четыре человека, не осталось ни одного. 

ВСПОМНЯТ ВСЕ 

Есть по меньшей мере три категории людей, которым массовый психоз в связи с эпидемиологической ситуацией в Белоруссии выгоден. Первая категория - спекулянты, скупающие лекарства оптом, а затем перепродающие их испуганному населению. В городских аптеках на руки стали выдавать только по одной пачке лекарств и по пять марлевых повязок. Однако люди, однажды отстояв в очереди, не выходят из аптеки, а тут же становятся в ее конец. Из-за дефицита в аптеках марлевых повязок в провинциальном городе Барановичи комбинат надомного труда начал их экстренное производство. Стоят они, правда, в пять раз дороже импортных. 

Во-вторых, это независимые СМИ, существующие фактически только в Интернете. Простой пример: сайта hvaroba.com, посвященный свиному гриппу, не выдержал потока посетителей и «рухнул» уже 2 ноября. Продолжает он периодически «падать» и сейчас. По словам его создателя Федора Павлюченко, сайт работает на его личном энтузиазме – никаких грантов ему не давали. Посещаемость – 2000-3000 человек в день. «Для России это конечно ничего, но в белорусских масштабах для специализированного издания это очень большие цифры», - говорит Павлюченко. 

По данным сервиса интернет-статистики «Акавита», слово «грипп» продолжает доминировать в поисковых запросах белорусского Иитернета. Число посещений белорусских сайтов выросло в ноябре на 16,5% - последний раз такой всплеск наблюдался только во время президентских выборов 2006 года. Посещаемость сайтов медицинской тематики выросла втрое. И сохраняется на этом же уровне с начала декабря.

Третья категория - оппозиционные политики. Как показал опрос телезрителей на телеканале ОНТ, 93% из них не доверяет исходящей от властей информации о свином гриппе. До выборов, правда, в Белоруссии еще далеко. Однако лидер Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько уверен, что когда до них дойдет дело, оппозиция «вспомнит и эту ложь».

Олег Леонидов

Русский Newsweek
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе